Клочкова 30

+7 (727) 375-17-08

+7 (727) 375-30-38

Консультационно-образовательное

агентство

cases

Максим, 28 лет.

Учебное заведение: Durham University (Великобритания)

Программа: BA in Philosophy, Politics and Economics (PPE) 2011-2014

Так получилось и, надо сказать, это счастливое стечение обстоятельств, что мой опыт, полученный в студенческие годы, диаметрально противоположен школьным годам. Я закончил даже по меркам нашей страны чрезвычайно заурядную школу; зато студенчество, что называется, made up for it (прим. автора: фразовый глагол - с англ. означает компенсировать, возместить) - и сполна. Я думаю, что сейчас, а 10 лет назад и тем более, нет практически никаких аргументов, как-то утверждающих разумность всего того, что предлагается в плане образования у нас и неважно, говорим мы про среднее или высшее образование. Поэтому вполне естественно, что я просто хотел найти более или менее достойное учебное заведение, где есть научное образование, компетентные для работы по специальности студенты и преподаватели, а не сомнительные лица с не менее сомнительными кандидатскими на едва ли научно оправданные темы. Выбор в жизни - если убрать иллюзии – не велик. США – это и сложнее и дороже, и их внутренняя конкуренция поражает, а, допустим, Канада и Австралия меня как-то никогда даже не привлекали. Англия оказалась средним и оптимальным вариантом. Конечно же, на деле я поменял свое мнение от того, которое было сформировано первоначально, и получился слепок из ошибок и где-то успеха – то, что называем опытом. И если поэтапно, я бы хотел выделить несколько тематик, которые заслуживают внимания тех, кто рассматривает как вариант британское высшее образование.

Преподаватели старой гвардии

Они принципиально иначе требуют понимания предмета. Многие молодые преподаватели, а также те, кто пришли как бы из другой культуры образования и обучения (США, Китай или же Индия), не ищут столько детализации и глубины понимания у своих студентов. Им важнее дать материал ровно, усваиваемо и одинаково для всех – нечто усредненное. Там нет той скрупулезности и высокого стандарта, которое, как мне кажется, делают твое обучение сродни искусству – твой поиск, твои пределы и твой труд. Американские тьюторы (прим. редактора: педагоги-наставники) могут поставить и оценку за эссе выше и похвалить за работу, несколько ординарную по меркам их более возрастных коллег. Но вот именно мои преподаватели по философии или политике, которым было около семидесяти лет или же даже чуть больше, сделали тот вклад, который дал мне интеллектуальный толчок, и люди они действительно замечательные. Они приобщили меня к культуре исследования и глубокого познания, а не поверхностного конспектирования вещей.

К слову, так как я изучал PPE (прим. редактора: “philosophy, politics and economics” – “философия, политика и экономика”), то была уникальная возможность застать хороших преподавателей на каждом факультете и выбрать тех, кто действительно хорошо вели предмет. На одном факультете нет такой роскоши – слишком все ограниченно. Модули тянутся весь год, система не такая уж и поворотливая, контактных часов немного. Учишься сам практически. Для тех, кто не любит весь год трудиться в библиотеке и сдавать один экзамен в конце года, нужно подумать дважды.

 

Мой преподаватель по статистике

Это самое шокирующее, запоминающееся и отчасти печальное. Я, конечно, благодарен Лесли, что он доказал, что нужно всегда делать свою личную попытку идти вперед, что за пять семинаров учебник по статистике не изучить, и что коллективные действия, такие как подача петиции о коррекции экзаменационных оценок, может приносить результаты. Если вкратце, то преподаватель по экономическим методам и статистике регулярно утверждал экзамен повышенной сложности в контрасте с примитивной формой обучения, которая плохо развивала нужные навыки в предмете. Итогом всегда были плохие отметки, и, соответственно, недовольство, вследствие чего петиция и затем +10 баллов всем. Пройти дальше смогли все, но базового фундамента не было. Конечно, в определенной степени, это наглядный пример очень толерантного подхода к студентам и их желаниям, но также и не самый оптимальный исход в самом образовательном процессе. Чему же я там научился?

 

 

Exam results and their “Black Swan” (прим. автора: в переводе с англ. “черный лебедь”: теоретическая концепция, изложенная Талеб Нассимом, означающая непредвиденное событие, зачастую меняющее уклад или целую систему)

Результаты экзаменов всегда могут удивить. Убеждался на себе и других, что даже если имеется усерднейшая подготовка и, казалось бы, отличное исполнение, то порой оценка может несколько подкачать. И несколько халатное отношение, напротив, может порадовать высокими результатами. Поэтому все модули важны, и лично я не верил в расставление приоритетов - хорошая готовность и “открытый” ум на каждом экзамене. Как часть объяснения должен сказать, что это не школа, и каждый вопрос оценивается отдельно – наложим на относительно легкий вопрос примитивный ответ, и провал обеспечен. Также, практикуется grading on a curve (прим. автора: практика, когда при расставлении оценок пытаются добиться более ровного распределения между ними) - поэтому расслабляться категорически нельзя.

 

Времени много не бывает

Жизнь там очень активная, и в три-четыре года всего не вместить. Приходится расставлять приоритеты, а если откровенно, жертвовать.

Можно, кстати, и сном. Социальная жизнь разнообразнее “академических страстей”: клубов по интересам и мероприятий так много, что можно ходить куда-либо каждый день.

То, что действительно разумно и облегчает жизнь, так это то, что в этом университете на основе анкетных данных они стараются селить вместе тех студентов, у которых высокие шансы сдружиться или хотя бы хорошо общаться. Это не всегда естественно срабатывает, но заметно что “party people" живут несколько в отдаленности от тех, кто посвящен науке и исследованиям. В целом, найти “своих” там не проблема, главное включаться в процесс. И что нужно подметить, так это то, что у них жизнь в лекторных комнатах как бы сегрегирована от всего внешнего: люди не знакомятся на занятиях - они учатся. Общение происходит в кружках, клубах и пабах. Ты можешь нырять с головой в благотворительность, узнать о политике еще больше чем на лекциях и семинарах, играя в модель ООН, а также ходить на секции различных видов спорта и т.д.

Я был одним из редакторов студенческого журнала по экономике, ходил на греблю (p.s. спасибо тренеру, что отучили смотреть в сторону – ну, то есть на весло) и также был членом Durham Union Society (прим. автора: один из основных клубов университета, где ведутся дебаты между студентами и приглашаются разные спикеры – политики, бизнесмены, представители общественных организаций), благодаря другу-физику из Греции. После дебатов можно было попасть в Reading Room, встретиться и поговорить со спикерами и увидеть работников из разных think tanks (прим. автора: с англ. означает научно-исследовательские или же аналитические организации, которые, как правило, сосредоточивают свои усилия в области гуманитарных наук — политики, экономики, социологии, права и тому подобное), как допустим Adam Smith Institute, который консультировал правительство Thatcher, главных редакторов или “column writers” таких изданий, как: The Economist, the Financial Times, или же членов шотландского парламента.

В общем, там главное себя не ограничивать, углубляться интеллектуально, вникать в британскую жизнь и никогда не останавливаться в улучшении своего языка. Иначе ваше пребывание там просто ограничится маленькой комнатой, одинокой учебой и общением с нашими или с теми “overseas students”, которые просто наверняка застряли на Globish’е  (прим. автора: сокращено от Globish English - примитивная форма общения с использованием базовых слов англ.  языка).

Как я думал тогда и как сейчас

Думается сейчас, что уже поздно сожалеть о чем-то, но, тем не менее, все время возвращаюсь к той мысли, что “не вытащил” свой максимум. Тогда это казалось необъятным, а сейчас все больше понимаешь, что ce n’est pas la mer à boire (прим. автора: с франц. означает «это не так уж и трудно»), как говорят французы.

Ко всему надо правильно подходить, и мне нужно было тогда над этим больше работать. Системы обучения всегда кардинально отличаются - надо вливаться в ту, в которой ты находишься, выжимать максимум, нужно уметь принять их “философию” обучения. Также, очень вероятно, что я плохо отходил от нашей системы, где доминирует top-down approach (прим. автора: подход директивного толка, по-простому – система “сверху вниз”), и мало уделял внимания творческому и независимому аспекту собственной личности (а ведь это так нужно для написания диссертаций и продвижения своих идей).

Теперь уже хотелось бы больше изучать что-то разнообразное, но сейчас понимаю, что на тот момент я думал, как бы не испортить себе оценки сложными предметами. Может это был и верный ход на тот момент.

Если чуток переосмыслить это все, то вот в экономике, допустим, всегда ищут оптимальные, оптимизированные решения. Так как однозначную категорию присвоить весьма затруднительно, можно ввести понятие диапазона оптимальности. С такой точки зрения, я надеюсь, что хотя бы на 65% я изучал и выучил то, что нужно и тратил время на то, что того стоило. Хотя кто знает? И может это все не важно, главное, как говорят англичане, to be enjoying it all.

Не могу не сказать несколько слов об  Агентстве “Интеллект”. Я им действительно благодарен за то, что они взяли на себя вопросы организационного характера. У них подход очень внимательный и личный к каждому студенту или ученику, и их модель бизнеса не “конвейерного” типа. Я никогда не чувствовал, что меня “заполнили” по пунктам и отправили “посылкой” в нужную точку на карте. Они обратили внимание на меня и мои требования, мой склад характера, подумали о вариантах как испробованных так и нет, узнали все дополнительные моменты, и даже когда я додумался потерять телефон в первые дни будучи в Великобритании, связались и узнали все ли нормально. Я убедился в своем умении делать глупости на ровном месте и убедился в их очень по-человечески хорошем отношении. Спасибо их команде и, в особенности, Тине!

P.S. Если уйти от моей собственной истории, и сделать какие-то выкладки об этом университете и стране в более строгих категориях, то нужно отметить, что образование получается сугубо теоретическим, не ориентированным на профессиональное становление, а скорее больше на продолжение исследований в академической среде. Про Durham University все спикеры и приглашенные профессоры всегда говорили, как про geographically disadvantaged (прим. автора: невыгодное положение с точки зрения географии), что весьма правдиво: до Лондона три часа на прямом рейсе поездом, городок очень маленький и находится на самом севере. Факультетов хороших много, но преимущественно гуманитарного цикла. И самое главное - это очень традиционный британский университет, а потому может показаться, что он не столь интернациональный «по духу» – из чего логически следует, что нужно сделать больше усилий, дабы сжиться с этой системой.

 Хотя если приглядеться поближе, все не так уж и строго, а напротив – весьма дружелюбно, интересы студентов из других стран учитываются, да и университет постоянно движется вперед и меняется. В общем, здесь так, как и везде, вопрос в том, с какой стороны посмотреть.

цифры

буквы

200

Именно столько учебных заведений являются нашими партнерами

Остались вопросы?

О НАС

КОМАНДА

КЕЙСЫ

НАГРАДЫ

+7 (727) 375-17-08

+7 (727) 375-30-38

Клочкова 30

Отправляем вопрос…

Оу... Простите, произошла ошибка

Вопрос отправлен

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ

Календарь мероприятий

Профтест

Premier Service

Так получилось и, надо сказать, это счастливое стечение обстоятельств, что мой опыт, полученный в студенческие годы, диаметрально противоположен школьным годам. Я закончил даже по меркам нашей страны чрезвычайно заурядную школу; зато студенчество, что называется, made up for it (прим. автора: фразовый глагол - с англ. означает компенсировать, возместить) - и сполна. Я думаю, что сейчас, а 10 лет назад и тем более, нет практически никаких аргументов, как-то утверждающих разумность всего того, что предлагается в плане образования у нас и неважно, говорим мы про среднее или высшее образование. Поэтому вполне естественно, что я просто хотел найти более или менее достойное учебное заведение, где есть научное образование, компетентные для работы по специальности студенты и преподаватели, а не сомнительные лица с не менее сомнительными кандидатскими на едва ли научно оправданные темы. Выбор в жизни - если убрать иллюзии – не велик. США – это и сложнее и дороже, и их внутренняя конкуренция поражает, а, допустим, Канада и Австралия меня как-то никогда даже не привлекали. Англия оказалась средним и оптимальным вариантом. Конечно же, на деле я поменял свое мнение от того, которое было сформировано первоначально, и получился слепок из ошибок и где-то успеха – то, что называем опытом. И если поэтапно, я бы хотел выделить несколько тематик, которые заслуживают внимания тех, кто рассматривает как вариант британское высшее образование.

Преподаватели старой гвардии

Они принципиально иначе требуют понимания предмета. Многие молодые преподаватели, а также те, кто пришли как бы из другой культуры образования и обучения (США, Китай или же Индия), не ищут столько детализации и глубины понимания у своих студентов. Им важнее дать материал ровно, усваиваемо и одинаково для всех – нечто усредненное. Там нет той скрупулезности и высокого стандарта, которое, как мне кажется, делают твое обучение сродни искусству – твой поиск, твои пределы и твой труд. Американские тьюторы (прим. редактора: педагоги-наставники) могут поставить и оценку за эссе выше и похвалить за работу, несколько ординарную по меркам их более возрастных коллег. Но вот именно мои преподаватели по философии или политике, которым было около семидесяти лет или же даже чуть больше, сделали тот вклад, который дал мне интеллектуальный толчок, и люди они действительно замечательные. Они приобщили меня к культуре исследования и глубокого познания, а не поверхностного конспектирования вещей.

К слову, так как я изучал PPE (прим. редактора: “philosophy, politics and economics” – “философия, политика и экономика”), то была уникальная возможность застать хороших преподавателей на каждом факультете и выбрать тех, кто действительно хорошо вели предмет. На одном факультете нет такой роскоши – слишком все ограниченно. Модули тянутся весь год, система не такая уж и поворотливая, контактных часов немного. Учишься сам практически. Для тех, кто не любит весь год трудиться в библиотеке и сдавать один экзамен в конце года, нужно подумать дважды.

Мой преподаватель по статистике

Это самое шокирующее, запоминающееся и отчасти печальное. Я, конечно, благодарен Лесли, что он доказал, что нужно всегда делать свою личную попытку идти вперед, что за пять семинаров учебник по статистике не изучить, и что коллективные действия, такие как подача петиции о коррекции экзаменационных оценок, может приносить результаты. Если вкратце, то преподаватель по экономическим методам и статистике регулярно утверждал экзамен повышенной сложности в контрасте с примитивной формой обучения, которая плохо развивала нужные навыки в предмете. Итогом всегда были плохие отметки, и, соответственно, недовольство, вследствие чего петиция и затем +10 баллов всем. Пройти дальше смогли все, но базового фундамента не было. Конечно, в определенной степени, это наглядный пример очень толерантного подхода к студентам и их желаниям, но также и не самый оптимальный исход в самом образовательном процессе. Чему же я там научился?

Exam results and their “Black Swan” (прим. автора: в переводе с англ. “черный лебедь”: теоретическая концепция, изложенная Талеб Нассимом, означающая непредвиденное событие, зачастую меняющее уклад или целую систему)

Результаты экзаменов всегда могут удивить. Убеждался на себе и других, что даже если имеется усерднейшая подготовка и, казалось бы, отличное исполнение, то порой оценка может несколько подкачать. И несколько халатное отношение, напротив, может порадовать высокими результатами. Поэтому все модули важны, и лично я не верил в расставление приоритетов - хорошая готовность и “открытый” ум на каждом экзамене. Как часть объяснения должен сказать, что это не школа, и каждый вопрос оценивается отдельно – наложим на относительно легкий вопрос примитивный ответ, и провал обеспечен. Также, практикуется grading on a curve (прим. автора: практика, когда при расставлении оценок пытаются добиться более ровного распределения между ними) - поэтому расслабляться категорически нельзя.

Времени много не бывает

Жизнь там очень активная, и в три-четыре года всего не вместить. Приходится расставлять приоритеты, а если откровенно, жертвовать.

Можно, кстати, и сном. Социальная жизнь разнообразнее “академических страстей”: клубов по интересам и мероприятий так много, что можно ходить куда-либо каждый день.

То, что действительно разумно и облегчает жизнь, так это то, что в этом университете на основе анкетных данных они стараются селить вместе тех студентов, у которых высокие шансы сдружиться или хотя бы хорошо общаться. Это не всегда естественно срабатывает, но заметно что “party people" живут несколько в отдаленности от тех, кто посвящен науке и исследованиям. В целом, найти “своих” там не проблема, главное включаться в процесс. И что нужно подметить, так это то, что у них жизнь в лекторных комнатах как бы сегрегирована от всего внешнего: люди не знакомятся на занятиях - они учатся. Общение происходит в кружках, клубах и пабах. Ты можешь нырять с головой в благотворительность, узнать о политике еще больше чем на лекциях и семинарах, играя в модель ООН, а также ходить на секции различных видов спорта и т.д.

Я был одним из редакторов студенческого журнала по экономике, ходил на греблю (p.s. спасибо тренеру, что отучили смотреть в сторону – ну, то есть на весло) и также был членом Durham Union Society (прим. автора: один из основных клубов университета, где ведутся дебаты между студентами и приглашаются разные спикеры – политики, бизнесмены, представители общественных организаций), благодаря другу-физику из Греции. После дебатов можно было попасть в Reading Room, встретиться и поговорить со спикерами и увидеть работников из разных think tanks (прим. автора: с англ. означает научно-исследовательские или же аналитические организации, которые, как правило, сосредоточивают свои усилия в области гуманитарных наук — политики, экономики, социологии, права и тому подобное), как допустим Adam Smith Institute, который консультировал правительство Thatcher, главных редакторов или “column writers” таких изданий, как: The Economist, the Financial Times, или же членов шотландского парламента.

В общем, там главное себя не ограничивать, углубляться интеллектуально, вникать в британскую жизнь и никогда не останавливаться в улучшении своего языка. Иначе ваше пребывание там просто ограничится маленькой комнатой, одинокой учебой и общением с нашими или с теми “overseas students”, которые просто наверняка застряли на Globish’е  (прим. автора: сокращено от Globish English - примитивная форма общения с использованием базовых слов англ.  языка).

Как я думал тогда и как сейчас

Думается сейчас, что уже поздно сожалеть о чем-то, но, тем не менее, все время возвращаюсь к той мысли, что “не вытащил” свой максимум. Тогда это казалось необъятным, а сейчас все больше понимаешь, что ce n’est pas la mer à boire (прим. автора: с франц. означает «это не так уж и трудно»), как говорят французы.

Ко всему надо правильно подходить, и мне нужно было тогда над этим больше работать. Системы обучения всегда кардинально отличаются - надо вливаться в ту, в которой ты находишься, выжимать максимум, нужно уметь принять их “философию” обучения. Также, очень вероятно, что я плохо отходил от нашей системы, где доминирует top-down approach (прим. автора: подход директивного толка, по-простому – система “сверху вниз”), и мало уделял внимания творческому и независимому аспекту собственной личности (а ведь это так нужно для написания диссертаций и продвижения своих идей).

Теперь уже хотелось бы больше изучать что-то разнообразное, но сейчас понимаю, что на тот момент я думал, как бы не испортить себе оценки сложными предметами. Может это был и верный ход на тот момент.

Если чуток переосмыслить это все, то вот в экономике, допустим, всегда ищут оптимальные, оптимизированные решения. Так как однозначную категорию присвоить весьма затруднительно, можно ввести понятие диапазона оптимальности. С такой точки зрения, я надеюсь, что хотя бы на 65% я изучал и выучил то, что нужно и тратил время на то, что того стоило. Хотя кто знает? И может это все не важно, главное, как говорят англичане, to be enjoying it all.

Не могу не сказать несколько слов об  Агентстве “Интеллект”. Я им действительно благодарен за то, что они взяли на себя вопросы организационного характера. У них подход очень внимательный и личный к каждому студенту или ученику, и их модель бизнеса не “конвейерного” типа. Я никогда не чувствовал, что меня “заполнили” по пунктам и отправили “посылкой” в нужную точку на карте. Они обратили внимание на меня и мои требования, мой склад характера, подумали о вариантах как испробованных так и нет, узнали все дополнительные моменты, и даже когда я додумался потерять телефон в первые дни будучи в Великобритании, связались и узнали все ли нормально. Я убедился в своем умении делать глупости на ровном месте и убедился в их очень по-человечески хорошем отношении. Спасибо их команде и, в особенности, Тине!

P.S. Если уйти от моей собственной истории, и сделать какие-то выкладки об этом университете и стране в более строгих категориях, то нужно отметить, что образование получается сугубо теоретическим, не ориентированным на профессиональное становление, а скорее больше на продолжение исследований в академической среде. Про Durham University все спикеры и приглашенные профессоры всегда говорили, как про geographically disadvantaged (прим. автора: невыгодное положение с точки зрения географии), что весьма правдиво: до Лондона три часа на прямом рейсе поездом, городок очень маленький и находится на самом севере. Факультетов хороших много, но преимущественно гуманитарного цикла. И самое главное - это очень традиционный британский университет, а потому может показаться, что он не столь интернациональный «по духу» – из чего логически следует, что нужно сделать больше усилий, дабы сжиться с этой системой.

Хотя если приглядеться поближе, все не так уж и строго, а напротив – весьма дружелюбно, интересы студентов из других стран учитываются, да и университет постоянно движется вперед и меняется. В общем, здесь так, как и везде, вопрос в том, с какой стороны посмотреть.

Напиши в WhatsApp